Версия для слабовидящих Версия сайта "для слабовидящих"
Вторник, 06 февраля 2024 14:33

На пути к единению (продолжение) Избранное

Оцените материал
(0 голосов)

На пути к единению (продолжение)

1900-1919 годы

В сентябре 1900 года начало свою деятельность Общество распространения народного образования и народных раз­влечений Иркутской губернии. Первым его председателем стал землеустроитель, известный общественник Алексей Николаевич Ушаков; среди членов Совета были замечены профессор Николай Николаевич Козьмин, издатель и редактор газеты «Восточное обозрение» Иван Иванович Попов, профессор истории Николай Яковлевич Новомбергский. Основными своими целями Общество провозгласило: «1. Открытие училищ, вечерних, воскресных и профессиональных классов; 2. Устройство библиотек и читален, народных чтений, складов книг; 3. По­пулярные лекции, спектакли, литературно-музыкальные утра и т. п. раз­влечения, имеющие про­светительный характер; 4. Собирать сведения о поло­жении народного обра­зования в Иркутской губернии; 5. Оказывать вспомо­ществование бед­ней­шим ученикам и ученицам, а способнейшим – доставлять средства к продолжению образования; 6. Оказывать материальную поддержку учащим и учившим». [i]

Уже позднее, в мае 1907 года был зарегистрирован Устав иркутского общества «Просвещение». Предполагалось, что оно будет своеобразным преемником Общества распро­странения народного образования. Первым председателем Общества был избран врач Пётр Иванович Фёдоров, членами правления – педагог Аделаида Эдуардовна Третьякова, общественница Мария Арсентьевна Фатеева, золотопромышленник и банкир Яков Давидович Фризер, чиновник Николай Николаевич Кармазинский. [ii]

* * *

Под давлением деятелей по народному образованию, педагогической общественности России царское правительство было вынуждено встать на путь школьных реформ. Однако реформы не решили главного: учителя по-прежнему не получили демократических свобод, надлежащих условий и оценки своего труда. Не случайно демократически настроенные учителя видели способ достижения намеченных целей в единении сил в борьбе с царским самодержавием. Вслед за рабочим движением, участвуя в стачках, митин­гах и демонстрациях, интеллигенция проходила первую школу борьбы за свои права, заимствовала у рабочих формы её организации.

В июне   1905 года прошёл учредительный съезд Всероссийского Союза учителей и деятелей по народному образованию. На съезде присутствовало 147 де­ле­гатов, представляющих 81 местную организацию, объединявших 4668 чело­век. [iii] Съезд выполнил главные свои задачи: провозгласил создание Всероссийского Союза учителей и деятелей по народному образованию (датой создания Союза было принято считать 9 апреля 1905 года), утвердил Устав организации, избрал Центральное бюро. Несмотря на некоторое своеобразие, отдельные принципы организационного строения Союза учителей в той или иной степени нашли отражение в современных профсоюзных структурах. Членами Союза могли быть не только учителя, но и учащиеся начальных и средних учебных заведений, любые другие деятели по народному образованию. Главные условия для вступления в Союз: признание Устава организации, уплата членского взноса в размере не менее 1 рубля в год (местные организации были вправе устанавливать дополнительные взносы, направляемые на собственные нужды) и активная союзная работа в организации. Согласно Уставу, местные союзные группы объединялись в уездные, городские, областные и губернские отделения Союза. При союзных органах могли быть организованы особые отделы, объединяющие членов Союза по профессиональному признаку – профессиональные секции.

Согласно летописи Романова, учителя средних школ Иркутска объединились в Союз осенью 1905 года: «Ноябрь. Обра­зован Союз учителей средней школы». [iv]   В него вошло большинство членов иркутского Общества взаимного вспомоществования учащим и учившим Иркутской губернии, чего не скажешь об Обществе распространения народного образования, где по этому поводу развернулась бурная полемика, особенно на собрании 10 сентября 1905 года. «Было высказано две точки зрения: социал-демократ В.Е. Мандельберг считал, что иркутскому обществу вступать во Всероссийский союз учителей не следует, так как оно имеет более широкую программу. В противовес ему сотрудник «Восточного обозрения» С.А. Лянды утверждал, что наряду с содействием развитию образо­вания общество должно вести борьбу политическую, агитировать и разъяс­нять, «что нужно народу и Союзу союзов». Собрание постановило оставаться самостоятельной организацией, так как «общество всё же состоит из разнородных элементов, в отдельности далеко не солидарных в своих поли­тических воззрениях. Таким образом, общество народного образования отказалось вступать в Союз союзов». [v]

Рисунок1222.png

О том, что отделение Всероссийского Союза учителей действительно было создано и активно действовало в Иркутске, свидетельствует сохранившийся в Музее образования Иркутской области обвинительный акт прокурора по делу о некоторых народных учителях Иркутской губернии, принявших активное участие в революционных событиях 1905-1907 годов. Из документа следует, что Иркутское отделение Всероссийского Союза учителей было создано сразу после выхода высочайшего Манифеста 17 октября 1905 года, предположительно в ноябре. Организация имела собственную печать с оттиском «Всероссийский учительский союз. Иркутское отделение», выпускало тиражируемый на гектографе Информационный бюллетень (печатный орган отделения Союза), воззвания и листовки. Одно из воззваний «К учителям Иркутской губернии» призывало «сплотиться в крепкую организацию Всероссийского учительского союза для борьбы за полное раскрепощение народного училища и за реорганизацию школы на началах демократизации, стать во главе армии борцов за единую, свободную, истинную народную школу, за свои правовые и профессиональные интересы».

После московского декабрьского вооружённого восстания 1905 года развитие рабочего и профессионального движения России оказалось в полосе жесточайших репрессий. Многие руководители стачечных комитетов, профессиональных союзов были приговорены кто к лишению гражданских прав и личного состояния, кто к ссылке в каторжные работы, кто к службе в исправительных аре­стантских ротах. В годы реакции большинство региональных отделений Всероссийского Союза учителей было распущено.

* * *

В предшествующие Октябрю 1917-го годы поразивший страну социально-экономический кризис вызвал новую волну рабочего движения, сила которого намного пре­восходила мощь первой русской революции. Коллективные выступления рабочих всё более приобретали политический характер: уже в январе 1917 года больше половины бастую­щих России выдвигали политические требования. В феврале практически все рабочие промышленных районов Петрограда вышли на улицы с едиными требованиями: «Хлеба, мира, свободы!». По мнению известного иркутского историка Германа Александровича Вендриха: «Напор масс был настолько силён, а насквозь прогнивший царский режим настолько не популярен, что ни одна рука не поднялась на защиту царизма». [vi]

Как результат, 27 февраля 1917 года царское само­державие пало; точка в многовековой истории русской монархии была поставлена.

Февральский ветер свободы вновь раздул искры профессионального движения. «Таких темпов создания профсоюзов не знала ни отечественная история, ни западноевропейская практика. Нет мастерской, фабрики, нет профессии, где не наблюдалась бы тяга к объединению». [vii] 

В апреле в полной мере возобновил свою деятельность Союз учителей. В августе, на очередном деле­гатском Съезде, организация получила новое наименование – Всероссийский учитель­ский Союз (ВУС). Причём политическая позиция Союза основывалась на безоговорочной поддержке Временного правительства.

В апреле же, третьего дня, в Иркутске прошёл Съезд учащих Иркутской     губернии, в работе которого приняли участие 200 человек. «Съезд постановил объединить учителей на демократи­ческо-республиканской платформе и считать самыми неотложными задачами на­родных учителей: превращение России в демократическую республику, укреп­ление народовластия, привлечение широких масс к участию в выборах Учредительного собрания». [viii]    Собравшиеся 17 мая 1917 года во 2-й женской гимназии И.С. Хаминова более 250 делегатов первого губернского Съезда народных учителей заявили о возобновлении деятельности губернского отделения Всероссийского учительского Союза. Не желая отставать от коллег, с 10 по 23 июня во 2-й же женской гимназии провели свой первый губернский Съезд педагоги средней школы. В своём приветственном слове председательствующий на съезде отметил: «В школьной жизни процесс строительства ещё не начинался. Пока мы находимся только в области ожиданий и предположений. Задачи текущего момента – образование крепкого, сплочённого учительского союза, который выявил бы больные стороны нашей школы и нашёл бы пути к их устранению».[ix] 16 мая в Иркутске прошёл Съезд бурятских учителей и деятелей по народному образованию, на который съехалось 100 делегатов, 24 августа – губернский Съезд учителей железно­дорож­ных школ, наконец, 3-9 сентября – первый (после февраля 1917 года) делегатский Съезд учительских организаций Восточной Сибири, участие в котором приняло 150 человек.

Казалось бы, после долгих лет реакции профессиональное движение российских учителей вновь начало набирать обороты. Но нет. Политическая ситуация в стране вновь резко поменялась. По словам известного американского журналиста и литератора Джона Рида: «Медовый месяц» длился недолго. Имущие классы хотели всего-навсего политической револю­ции, которая отняла бы власть у царя и передала её им. Они хотели, чтобы Россия стала конституционной республикой, подобно Франции и Со­единён­ным Штатам, или конституционной монархией, подобно Англии. На­родные же массы желали подлинной рабочей и крестьянской демократии». [x]

Новая, уже третья русская революция, не заставила себя ждать: 25       октября (7 ноября по но­вому стилю) 1917 года рабочие в союзе с беднейшим крестьянством, революционно настроенными солдатами и под ру­ководством партии большевиков свергли буржуазное Временное прави­тель­ство, установив свою власть – диктатуру пролетариата.

* * *

Всероссийский учительский Союз оказался в стане меньшевиков. «Это была партия социалистов-интеллигентов, а поскольку все сред­ства просвещения находились в руках имущих классов, интеллигенция, естественно, тянулась к их образу мысли и становилась на сторону этих классов», – напишет Джон Рид, вспоминая о первых днях Советской власти. [xi] «На призыв А.В. Луначарского к сотрудничеству, Всероссийский учительский союз счёл невозможным сотрудничество с новой властью, созданной путём насилия». [xii]  Более того, в декабре 1917 года через свою газету «Известия всероссий­ского учительского союза» ВУС обратился к учитель­ству с при­зывом «встать на страже свободы и просвещения путём открытого неподчи­нения Советской власти». [xiii]

Вполне логично, что Советская власть оказала содействие революционно настроенным представителям учительства (главным образом, народным учителям) в их выходе из «реакционного» учительского Союза, в создании Союза учителей-ин­тернационалистов. Прошедший в конце июля – начале августа 1919 года учреди­тельный съезд положил начало деятельности нового Всероссийского Союза работников просвещения и социа­листической культуры.

Советский период профессионального движения работников      народного образования был открыт, но, как оказалось, не для педагогов Сибири. Жаркими июльскими днями 1918 года под ударами белой гвардии пала Советская власть в Иркутской губернии. С приходом к власти Временного сибирского правительства общественная жизнь Иркутска не прекратилась, хотя и приобрела несколько иной оттенок.

В ноябре 1918 года возобновил свою деятельность «старый» учительский Союз в лице Иркутского горуездного отделения Всероссийского учи­тельского Союза, его правления в составе: председателя – Дмитрия Карловича Мацкевича, товарища председателя – Якова Егоровича Грошкова, секретаря – Фёдора Ивановича Бахарева, казначея – Марии Ивановны Пахомовой, членов правления – Владимира Фёдоровича Кульчихина, Александра Амосовича Черемных.

Решением каких вопросов была занята Иркутская организация учительского Союза в 1918-1919 годах?  При правлении Союза действовали бюро безработных, суд чести и касса взаимопо­мощи. В культурно-просветительных целях было принято решение о созда­нии библиотеки и педагогического музея. Представители Союза входили в состав губернских комиссий по закупке и распределению продовольствия. Поскольку создание учительского кооператива оказа­лось отделению Союза не по силам, ставился вопрос об открытии собственной распределительной лавки для чле­нов Союза.

Между тем, уже в августе 1919 года на одном из заседаний правления     Иркутского от­деления учительского Союза рассматривался вопрос о том, что члены организации не проявляют к ней никакого интереса, не посещают собрания, неохотно платят членские взносы, отказываются от участия в общественной работе. Многие члены Союза оказались отвлечены на военную службу. С приближе­нием к Иркутску отступающих частей армии Колчака активная ра­бота Союза постепенно замирает и вскоре полностью прекращается.

[i] Романов Н. С. Летопись города Иркутска за 1881-1901 гг. / Изд. подг. Н.В. Куликаускене. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1993. – С. 426.

[ii] Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902–1924 гг. / Сост., предисл. и прим. Н.В. Куликаускене. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1994. – С. 94.

[iii] Вехи большого пути // Учительская газета. Специальный выпуск «Мой Профсоюз», апрель, 2000. – С. 3.

[iv] Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902 – 1924 гг. / Сост., предисл. и прим. Н.В. Куликаускене. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1994. – С. 62.

[v] Третьяков В.В., Третьяков В.Г. Кадеты Восточной Сибири в 1905-1917 гг. – Иркутск: изд-во ИГУ, 1997. – С. 82-83.

[vi] Как мы боролись за власть Советов в Иркутской губернии: воспоминания активных участников Великой Октябрьской социалистической революции / Сост. Г.А. Вендрих. – Иркутск: Ирк. кн. изд-во, 1957. – С. 11.

[vii] Носач В. По мандату металлистов // Солидарность, приложение, № 24, 2004.

[viii] Герасимов В.Ф., Фёдоров А.В. Народное образование в Братске и Братском районе. – Братск: МП «Братская городская типография», 2000. – С. 30.

[ix] Панчуков А.П. История начальной и средней школы Восточной Сибири. – Улан-Удэ: Бур. кн. изд-во, 1959. – С. 325.

[x] Джон Рид. 10 дней, которые потрясли мир. – М: Гос. изд-во полит. лит., 1957. – С. 10.

[xi] Джон Рид. 10 дней, которые потрясли мир. – М: Гос. изд-во полит. лит., 1957. – С. 16.

[xii] Меркулова Г.И., Куприянова Т.В., Спорыхина М.В., Юдин В.П. Страницы истории профсоюзного движения в системе образования России. Учебное пособие. – Тамбов: изд-во Тамб. гос. тех. ун-та, 2004. – С. 18.

[xiii] История профсоюзов России: Этапы, события, люди / Под ред. Н.Н. Гриценко, В.А. Кадейкина, Е.В. Макухина. – М: Академия труда и социальных отношений, ФНПР, 1999. – С. 77.

Первый Всероссийский съезд союза молодежи 1918 г.

История Иркутской области

Прочитано 128 раз Последнее изменение Среда, 14 февраля 2024 11:29
Другие материалы в этой категории: « На пути к объединению
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Top